Ключ для Гюзель. часть 3

Уффф) скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Если вы начали читать с этой части, то адресую вас к началу и продолжению истории.

После того, как выяснилось, что масло предназначалось для карьерного самосвала, мне стало интересно, что произошло с этой машиной. И я продолжила задавать вопросы Гюзель. Мы выяснили, что видит она почему-то только мотор, как будто других деталей вообще нигде нет.  Это было странно. Я не сказала ей, но если она знает, что машина была, то на самом деле, знает и что с ней стало. И то, что она упорно "не видела", где все остальное означало - эта тема почему-то табу для нее самой. Вот сейчас она прочитает и услышит ответ на свой вопрос - почему я считала, что для кого-то важно, чтобы грузовик никто не нашел.

Пробуя помогать, я стала перечислять разные детали самосвала, которые приходили мне в голову. Кузов. Колеса. Руль. Номера.

Номера...

Гузель Асташева: Номерной знак, это интересно, кстати
Что-то в этом есть. Вроде он как лежит в чьем-то доме
Может даже эти цифры ХI это как-то связано с этим самосвалом. Может его номерной знак и был
Сэйн: зачем (или кто)  номера в дом забрали и где они там лежат?
Гузель Асташева: Председатель колхоза. Забрал на память.

Сэйн: в котором работает механик?

Гузель Асташева: Где лежит. Где-то среди вещей, но его видно.
Механик и председатель колхоза может быть одним лицом. По-моему да

Сэйн: машина значила для него что то особенное? что?
Гузель Асташева: По-моему у него дома и хранится этот номер
да, особенное! Может даже самое важное в жизни

Я почитала пока вас не было про эти самосвалы, стоят они 5-6 миллионов долларов и окупаются за два года. Их мало, долго делают. И очень востребованы.
И тот мужик прямо горел всем этим похоже

Может он и был механиком именно этого самосвала. Ну то есть знал его изнутри тоже

Сэйн: что изменится, когда эта машина будет собрана и заправлена? для механика - раз, для машины - два
Гузель Асташева: Для механика это будет возвращение в жизнь (христос воскрес!!!)

Для машины тоже хорошо, но это машина, там нет чувств. Собрали, делает свою работу

Я на этом месте снова задумалась, если механик так любит эту машину, почему же не сберег для нее масло в лучшем виде? И мы вернулись к вопросу - как механик довел бочку для этого состояния. И всерьез обсуждали полиэтиленовые пакеты как альтернативу крышке.

Сэйн: а почему он не закрыл бочку от грязи чем нибудь?

Гузель Асташева: Он не верит, что это имеет смысл. Зачем это делать? Все уже похоронено в его сердце
Сэйн: то есть отсутствие надежды
Гузель Асташева: Бережет ресурсы)
Искать крышку и прочее
Сэйн: бочка хорошего масла больших денег стоит, а ее он не бережет
гораздо дороже крышки между прочим,
полиэтиленом бы накрыл хотя бы
пакет стоит копейки

Гузель Асташева: Да и это означало бы что он надеется. А так нет . Никакой надежды

Сэйн: то есть он типа специально, пропади оно пропадом?
почему тогда просто не вылил масло?

Гузель Асташева: Видимо это как могила, это бочка. Приходит навестить. Поэтому не вылил

Сэйн: потому и вижу его пьяным
пьют часто на кладбище



Гузель Асташева: Да, тоскливо
Боль запивает
Сэйн: по его поведению с бочкой это какой то мазохизм
не вылить и ходить переживать
но при этом не накрыть даже
типа смотреть как масло портится
Гузель Асташева: Да, он мазохист)
Сэйн: почему с улыбкой пишете это?
Гузель Асташева: Себя узнала

Знакомьтесь. Это оказывается, наш механик)

Сложив два и два, я решила уточнить один момент.

Сколько вам было лет 20 лет назад?

Гузель Асташева:  Когда все разбежались, все развалилось. Людей не было. 17 лет.
Похоже что только он и не убежал, пересилил свой страх и остался. Так как всё это ему очень дорого
И бочка с маслом ему напоминает об этом дне

Я не случайно спросила Гюзель о том, сколько ей было лет 20 лет назад. Потому что аналогия просто напрашивалась. Что это за событие, где могут быть дети с цветами, и что-то начинает свой трудовой путь? И еще если тебе при этом 17 лет?
Это выпускной.




Гюзель говорила, что произошла какая-то катастрофа, и самосвал был брошен. Я спросила ее, что в реальной жизни произошло после ее выпускного?

Гузель Асташева: Это может быть поступление в пед. я никогда его не любила. Каждый день утром шла и мечтала, чтобы его кто-нибудь взорвал. я хотела учиться в институте искусств или культуры, что-то типа такого. Но я не знала тогда этого. И пошла в пед.  Я чувствовала себя изгоем почти в нем. Если честно, я его ненавидела.

А разбежались - может одноклассники. Мы были дружным классом.

И теперь картина стала гораздо яснее, и я попросила Гюзель рассказать кратко,как она сейчас воспринимает свой ключ.

До поступления в неправильный вуз я была достаточно ресурсной машиной, которой по плечу большие задачи. Выбранная дорога во взрослую жизнь разобрала этот ресурс по частям и все лежит по разным свалкам сейчас. Я действительно чувствую внутри себя разобранной. И без двигателя. Вот масло опять не понятно, почему оно - главный герой.
И хожу ностальгирую хожу
Видимо
По тому что могло бы быть
Вот как-то так

Казалось бы, мы все разгадали, ракрутили историю длиной в двадцать лет, но при этом совершенно не приблизились к пониманию - при чем тут бочка машинного масла)




Мы взяли еще одну паузу. Чтоб осело.

Окончание здесь.